Налетами прорывать укрепленные районы противника

стрелки-радисты

И вот наступил последний день 1942 года. Вечером в большой избе, отведенной под столовую, собрались летчики, стрелки-радисты и техники. Когда все уже сидели за столами, вошли командир полка и комиссар: полковник Никифоров и майор Соколов. Летчики шумно поднялись и вытянулись по стойке «смирно».

— Садитесь, товарищи, — мягким голосом сказал командир. Полковник оглядел всех и с улыбкой обратился к своему замполиту:

— Сколько же мы отпустили летчиков в соседнее село? А здесь, я вижу, собрались, стало быть, одни убежденные холостяки или верные мужья своим женам?..

Я оглядывал «убежденных холостяков и верных мужей» — сплошная молодежь!

Стрелки часов приближались к двенадцати ночи. Молодые летчики нетерпеливо поглядывали на помещенную в уголке рацию, настроенную на Москву. Ждали новогоднего выступления диктора Левитана.

И вот в репродукторе раздался его знакомый голос: «Внимание! Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза!»

Левитан перечислял боевые успехи на всех фронтах Великой Отечественной войны за истекший 1942 год. Назвал освобожденные от врага города, число уничтоженной вражеской техники, убитых и взятых в плен гитлеровцев. Передал поздравление с Новым годом от Верховного Главнокомандующего. Речь закончил словами: «1942 год приблизил неминуемый разгром фашистской армии. Враг будет разбит, победа будет за нами!»

Все шумно поднялись с мест. В репродукторе загремели кремлевские куранты и стали отбивать двенадцать ударов.

стрелки-радисты

— С Новым годом, товарищи! За нашу победу! — проговорил полковник, когда закончился бой курантов.

Загрохотали (стулья от усаживания за столы. Изба загудела от оживленных разговоров.

Комполка поднялся:

— Дорогие друзья! Хочу рассказать вам, как мы со штурманом встречали прошлый год…

Он сделал паузу, посмотрел на сидящего рядом улыбающегося уже не молодого майора. За столами все притихли, приготовились слушать.

— Нам приказали бомбить скопление вражеских эшелонов на станции Гжатск. Боевой вылет был назначен на последний ночной час тридцать первого декабря. Решили мы ровно в двенадцать ночи поздравить бомбами фашистскую сволочь. На подлете к цели посмотрели на часы — еще пять минут до Нового года. «Что делать, штурман?» — спрашиваю. Он отвечает: «Отвернем малость в сторону!» Сделали маневр, чтобы убить время. А зенитка уже нас обнаружила, снаряды рвутся вокруг самолета, трассирующие пули проносятся мимо, лучи прожекторов лижут машину, ослепляют — в небе сплошной фейерверк. По истечении нужного времени вернулись снова к цели и ровно в двенадцать сбросили бомбы на головы гитлеровцев. Так-то мы встретили 1942 год…

Раздался гром аплодисментов. Послышались возгласы: — Это здорово!..

Радостной пришла весна в деревушку. На лесной опушке, по краю которой стояли наши замаскированные бомбардировщики, зацветали подснежники, медуницы. Для природы войны не существовало.

Однажды весь летный состав срочно вызвали в штаб полка. Совещание начал полковник Никифоров:

— Товарищи летчики! Я собрал вас для важного сообщения. Верховное Главнокомандование приказывает нашей бомбардировочной авиации усилить бомбовые удары…

Полковник оглядел летчиков:

— Надо, чтобы на голову врага сыпалось бомб в двадцать семь раз больше, чем с одиночной машины. Как это должно выглядеть? А вот так: весь полк поднимается в воздух и тремя девятками идет на одну цель. Бомбовый груз, сброшенный одновременно с такого числа машин, разом уничтожит объект большой площади. Теперь вам понятно?..

Среди летчиков снова прошел шумок. Поднялся Вася Антипов.

— Товарищ полковник, разрешите! Мы же не умеем летать строем.

— А вот сейчас я скажу самое главное, что от нас требуют. Нам предлагают в самые кратчайшие сроки научиться ходить плотным строем, эскадрильями. Когда научимся — будем массированными налетами прорывать укрепленные районы противника и уничтожать железнодорожные узлы, аэродромы, промышленные объекты.

— Еще вопрос можно, товарищ полковник? — попросил тот же Вася. — Значит, теперь мы будем летать только днем?

— Да, летать будем днем. Я вижу ваши озабоченные лица. Понимаю: вы привыкли чувствовать свободу в воздухе. К тому же под покровом ночи и воевать было безопаснее. Но доведу до вашего сведения — нас будут сопровождать истребители.

Итак, нас из «ночников» перевели в «дневники». Теперь паша жизнь под Рязанью проходила в постоянных тренировках. В короткий срок мы научились ходить в воздухе плотными девятками. Вскоре пришла команда о перемещении на новый аэродром.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий

  1. Светослав

    Заглавное фото – стрелок – радист 5-го минно-торпедного полка ЧФ старший сержант Николай Панов готовится к боевому вылету. Проводится зарядка крупнокалиберного пулемета УБТ – универсальный Березина турельный. Командир экипажа – старший лейтенант В.И.Минаков. Место съемки – аэродром на кавказском побережье.

    Ответить