Подкоп

Подкоп

Мало кому известно об этом подвиге советских воинов. События, о которых пойдет речь, происходили на участке 920-го стрелкового полка 119-й стрелковой дивизии в начале 1942 года.

К городу Белому дивизия подошла в последних числах января 1942 года после почти двухмесячных непрерывных боев в ходе контрнаступления наших войск. На последнем этапе контрнаступления дивизия, прорвавшись западнее Ржева через линию фронта, оказалась на какое-то время отрезанной от основных сил.

Тылы остались далеко позади. Но дивизия продолжала стремительное продвижение вперед на запад с целью освобождения Белого. Появление здесь наших регулярных войск оказалось для врага полнейшей неожиданностью. Частям удалось ворваться в город, но освободить его полностью они не смогли — враг получил подкрепление.

Особенно упорные бои шли за овладение двухэтажным массивным зданием больницы.

Район больницы занимал довольно широкую долину реки, пересекающей Белый с востока на запад. Главный корпус больницы стоял на возвышенном участке и поэтому, как опорный пункт, занимал исключительно выгодное положение. Мало того, он выдвигался вперед, на восток, и как бы разрывал наши позиции на две части.

Пулеметы противника, установленные в бойницах-окнах, держали под постоянным огнем наш передний край и подходы к городу с востока. Какое-либо передвижение днем по переднему краю было невозможно: из больницы все просматривалось и простреливалось. Было принято решение овладеть больницей штурмом. Задача не из легких — гарнизон там был солидный.

Требовалась огневая поддержка перед броском пехоты. Подготовили огневые, и перед штурмом батареи открыли огонь. Но фугасные снаряды не разрушали стен… С начала обстрела немецкие пулеметы все же замолкали, но как только артиллерия переносила огонь на подходы к больнице, они вновь оживали. Так повторялось всякий раз при попытке осуществить штурм.

Методический огонь на разрушение мы не могли вести: это требовало большого расхода снарядов, а в них у нас был недостаток.

Подкоп

Больница оставалась самым острым участком нашей обороны. И вот тогда возникла мысль — сделать подкоп и взорвать здание вместе с его гарнизоном. Командир дивизии А. Д. Березин одобрил эту идею.

Прикинули возможности — трудно, очень трудно, но все же реально. Расстояние от здания регистратуры, которое было в наших руках, до главного корпуса — около 70 метров. Грунт здесь, в долине реки, как выяснилось при строительстве блиндажей, состоял из легких суглинков и супесей. Значит, его вполне можно осилить лопатами.

Эта труднейшая в тех условиях задача была поручена 224-му отдельному саперному батальону, которым командовал Иосиф Цмыг. Рытье тоннеля возложили на взвод Николая Кузнецова.

Как известно, зима 1941/42 года выдалась исключительно суровой, морозы достигали 30-35 градусов. Это облегчало до некоторой степени задачу саперов: избавляло от необходимости устраивать крепление, поскольку верхняя кромка забоя проходила по границе мерзлого грунта. Это был прочный щит кровли.

Внутри регистратуры сначала вырыли, вплотную со стеной, вертикальный ствол и, дойдя до подошвы фундамента, стали рыть по направлению к больнице. Грунт выносили мешками и в плащ-палатках на лед реки, протекавшей рядом, и спускали в прорубь, чтобы не демаскировать земляные работы. Работы вели только ночью.

Ни о каком электрическом освещении и думать не приходилось, во мраке узкого тоннеля теплился лишь маленький язычок пламени.

Неимоверные трудности сделали неизбежным отклонение от первоначального курса. Это обнаружил командир батальона И. А. Цмыг, когда спустился в тоннель после проходки примерно половины расстояния до больницы. Тогда была сделана корректировка направления, и скоро саперы встретили фундамент больницы. Углубившись на несколько метров под здание, стали закладывать взрывчатку.

…Взрыв произвели поздно вечером, когда, как выяснилось потом, фашисты готовились к ужину. Все здание развалилось на куски и погребло их под обломками. Вслед за взрывом готовый к удару 3-й батальон молниеносным броском занял развалины.

Фашистам пришел конец.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий

  1. Виктор

    Прочел Ваньку ротного?? Лучше про Зайцева гору озвуч..

    Ответить
    1. Андрей

      В украинском мягкого знака нет, что ли, если в “озвучь” ты его не ставишь?…
      и про Зайцеву гору знаем – даже не читая, по семейным рассказам калужан. Общий итог припомни.

      Ответить
  2. Виктор

    Горжусь нашим народом вынесшим все невзгоды и тяготы прошедшей войны .

    Ответить