Сердце пилота

сердце пилота

Самолет летел над просторами тундры, все дальше и дальше углубляясь на север. Окрашенный в красный цвет, он казался в лучах ослепительно яркого майского солнца сказочной птицей. Вол самолет Василий Иванович Дончук — командир авиационного подразделения Гражданского воздушного флота.

Однажды заблудились в обширных просторах тундры три человека. В течение двух недель Дончук летал, тщательно обшаривая один район за другим. Поиски были бесплодными. Ему говорили:

— Напрасная трата сил и средств. Paзыскать людей о тундре, в тайге, не зная точно, где они, — все равно, что найти в океане утопающего.

Но Дончук настойчиво продолжал полоты. И он нашел трех исследователей, больных, полумертвых, вырвал из их смертельных объятий тундры.

Вспоминается и еще один случай. Однажды в полете Дончук попал в сложные метеорологические условия. Его настиг туман, а когда он выбрался из него, горючее было на исходе. Под крылом была Печора, а на берегу населенный пункт.

Дончук сделал круг, и его зоркие глаза заметили удобную для посадки площадку у самого селения. Из домов выбегали люди, что-то кричали, махали руками. От толпы отделился человек с тюком в руках и побежал на середину площадки.

«Наверное, хочет выложить «Т»,— подумал Дончук.

Каково же было его удивление, когда вместо «Т» он увидел выложенный на поляне крест.

Сердце пилота

«В чем дело? — недоумевал Дончук. — Площадка подходящая, а они крест выложили».

А крест в летном деле означает: «посадка запрещена». Дончук еще раз прошел бреющим над поляной и осмотрел место. Его удивление еще больше увеличилось, когда на полотне, положенном крестом , он прочел надпись, сделанную крупными буквами: «Добро пожаловать!» Раздумывать долго было нельзя, так как горючего в баках уже не оставалось. Дончук решил сесть. Посадка прошла хорошо.

Только после он узнал, что местный учитель, заметив круживший самолет, хотел дать знать, что садиться безопасно. Он раньше где-то слышал, что для этого надо выложить из материи какой-то знак, но какой — не знал и поэтому решил выложить крест. А для этого он снял лозунг в Красном уголке, в котором проходил сбор допризывников.

Трудно, очень трудно летать над тундрой и тайгой. Там нет никаких ориентиров и легко может заблудиться не только экспедиция, но и самолет. Не случайно все самолеты, летающие на Крайнем Севере, окрашены в ярко-красный цвет. В случае вынужденной посадки их легче найти.

Когда 22 июня 1941 года Василий Иванович узнал о начале войны, то написал заявление в военкомат с просьбой направить его на фронт. Заявление приняли, но на фронт не послали. А война разгоралась. Вражеские полчища рвались к Киеву, родному городу пилота, где жили его мать и сестры. Дончук вторично подал заявление.

Неизвестно, какой бы ответ получил на это заявление Дончук, если бы в это время в Воркуту не прилетел заместитель командира 5-го отдельного авиаполка Петр Павлович Москаленко. Он привез письмо Военного Совета Карельского фронта с просьбой к администрации направить на фронт опытных летчиков и авиатехников вместе с самолетами.

Просьба Дончука, наконец, была удовлетворена.

На самолете П-5 Василий Дончук перелетел из Воркуты на Карельский фронт за два дня, останавливаясь в аэропортах только для того, чтобы заправить самолет горючим.

На фронте Василий Иванович проявил отличные качества боевого летчика, выполнял сложные задания: бомбил вражеские аэродромы, коммуникации, скопления войск, на специально оборудованных самолетах летал в темные полярные зимние ночи в глубокий тыл врага на разведку, сбрасывал листовки, выполнял задания по связи. Были дни, когда он все время находился в воздухе. Едва сев на аэродром, торопил техников, диспетчера быстрее выпускать самолет в новый рейс.

— Не любишь ты, Дончук, землю, — иногда говорили ему авиатехники.

В воздухе он часто встречался с истребителями врага. Вернувшись на аэродром, говорил инженеру:

— Встретился… Немножко плоскости продырявил, залатайте побыстрее.

В один из весенних дней Дончук готовился лететь к партизанам. Ночи в это время года серые, самолету трудно пройти незамеченным. На старте авиатехник сказал:

— Светло, как днем, Василий Иванович.

— Пройду, — ответил Дончук.

И он прошел над линией фронта, над зенитными установками врага и сел на затерянной среди лесов полянке, далеко в тылу противника. Партизаны тепло встретили воздушного гостя, доставившего им боеприпасы и продовольствие.

Надо было торопиться в обратный путь. Уже восток розовел, а небо было безоблачно.

— Придется туго, — подумал Дончук, отрывая свой самолет от земли.

Он был замечен и обстрелян. Фашистское гнездо всполошилось. Уже все батареи знали, что в воздухе советский самолет. И у линии фронта заговорили орудия и пулеметы. Они выпускали по машине Дончука десятки снарядов и тысячи пуль. В воздухе, казалось, нет и метра, где бы не рвался снаряд. Пули пробили бензобак. Каждую секунду пламя могло охватить самолет.

— Это еще не все, — сказал Дончук.

Осколки снаряда ударили по лонжеронам, перебили трос левого элерона. Машина стала плохо слушаться руля, кренилась, входила в виражи, теряла высоту.

— И это еще не все, — упорно твердил Дончук.

И летел на подбитом, едва державшемся в воздухе самолете, прилагая нечеловеческие усилия, чтобы не свалиться на вражеской территории. Снаряд разорвался в плоскости. Осколки пробили кабину пилота, впились в приборную доску. Машина упала на крыло, но Дончук выправил ее.

— Не все… это еще не все…

Он вышел из-под огня, привел самолет на свой аэродром и благополучно сел. От усталости он не мог стоять на ногах. Люди смотрели на самолет и удивлялись:

— Как же ты летел, Василий Иванович?

— А разве отвалились крылья? — спросил, улыбаясь, Дончук.

В машине было более сотни пулевых и осколочных пробоин, и никто бы, глядя на эту израненную машину, не сказал, что на ней можно держаться в воздухе…

Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили боевые заслуги гвардии майора В. И. Дончука, наградив его орденом Ленина. На его груди появилась Золотая Звезда Героя Советского Союза.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий