Сокол из полка отважных

сокол

Командир дежурной эскадрильи капитан Михаил Егорович Асташкин, сидя в кабине самолета, думал о плесах Мокши на Рязанщине: “Порыбачить бы сейчас, на зорьке”

…За облаками, в осколках синего неба, на большой высоте проплыли самолеты. «Что это – учение? Или…»

— Боевая тревога! – понеслось по аэродрому.

У штабного домика повисла сигнальная ракета, рассыпав веером красные искры:

— В воздух!

Взревели моторы истребителей. Оставляя на росистой: траве черные тропки от колес, машины пошли на взлет. В воздухе пятерка: капитан Асташкин, Алексей Маланов, Виталий Топольский, Василий Серогодский и Григорий Петько. Бомбардировщики “Дорнье-215” шли плотным клином, держа курс на Кишинев. Круто набирая высоту, наши истребители рванулись наперерез. Михаил Асташкин видел на фоне голубого неба четкие силуэты двухмоторных машин с черными крестами на крыльях.

— Бейте фашистов! – услышал Асташкин голос командира полка майора Л. Л. Шестакова.

— Вас понял! – спокойно ответил Михаил.

Капитан осмотрелся. Вражеских истребителей вблизи не было. Рядом находились друзья-летчики, а впереди — стая непрошеных… “Как на параде идут”,-подумал Асташкин.

— Атакуем все вместе! За мной! – скомандовал капитан и, круто пикируя, понесся на ведущего “дорнье”. Фашисты огрызнулись: навстречу нашим «ястребкам» потянулись пунктирные линии огня.

Самолет Асташкина, освещенный лучами восходящего солнца, сверкая пламенем, вылетавшим из стволов пушки и пулеметов, приближался к врагу. Михаил видел, как в фюзеляже и на крыльях вражеского самолета рвались снаряды, потом вспыхнул правый мотор. Черный дым вырвался из кабины, и самолет, неуклюже сваливаясь на крыло, начал падать к земле…

Еще мирно спали люди земли, не знавшие о вероломном нападении фашистской Германии на Страну Советов, а капитан М. Е. Асташкин на десятой минуте полета в четыре часа десять минут утра 22 июня 1941 года уже сбил «Дорнье-215» с черными крестами на крыльях и фашистской свастикой на хвосте.

В этом бою было сбито пять вражеских машин, остальные, сбросив бомбы на землю, повернули на запад.

Так началась Великая Отечественная война для летчиков 69-го истребительного авиационного полка, стоявшего на охране границы западнее Кишинева.

Вскоре капитан Асташкин опять поднялся в небо. Пятерка истребителей, ведомая им, встретила большую группу бомбардировщиков на подступах к Кишиневу. Завязался воздушный бой. Голубое небо прошили строчки трассирующих нитей. Гул моторов, стук пулеметов и выстрелы пушек, казалось, спрессовывали воздух.

Капитан пошел в атаку на «Юикерс-88».

Вражеский самолет все ближе и ближе. Астаткин нажал на общую гашетку вооружения и метко хлестнул по кабине летчика… “Юнкере” круто полез вверх, потом резко нырнул вниз и скрылся за плоскостью краснозвездного “ястребка”.

— Собаке собачья смерть! – прошептал Михаил.

Это была его вторая победа. В тот день вражеские самолеты сбили командир полка майор Л. Шестаков, летчики В. Топольский, А. Маланов, Г. Петько, В. Серогодский, А. Елохин, И. Королев, С. Куница, Ю. Рыкачев и другие. Но враг продвигался на восток. Личный состав полка перебазировался в район Тирасполя. Летчикам была поставлена задача: охранять от налетов вражеской авиации тираспольский мост через Днестр, по которому двигались войска и беженцы.

Наступил июль сорок первого.

На рассвете четверка истребителей поднялась в воздух и взяла курс на вражеский аэродром. На высоте 6 тысяч метров подошли к цели незамеченными. Приглушив моторы, летчики пошли в пологое пикирование. На полевом немецком аэродроме стояли в ряд ширококрылые бомбардировщики и “мессершмитты”. Вздрогнул “ястреб” Михаила, освободившись от бомб. В небе появились серые облачка от рвавшихся зенитных снарядов.

— Бейте бомбардировщиков! – командовал Асташкин, стреляя по вражеским самолетам.

Внизу рвались бомбы, метались языки пламени. Полтора десятка вражеских самолетов было сожжено. Эскадрилья Асташкина громила фашистов на переправах, шоссейных и железных дорогах, взрывала склады с горючим, боеприпасами и продовольствием.

сокол

К началу августа 1941 года капитан Асташкин имел на своем счету более 100 боевых вылетов, 16 воздушных боев, лично сбитых три и в групповых боях четыре самолета врага.

— Однажды,- вспоминает Герой Советского Союза Василий Бондаренко,- в полку отважных было получено сообщение, что фашисты, построив на Днестре переправу, подтягивают к ней свежие силы для последующего удара по нашим войскам. Командир полка майор Л. Л. Шестаков и комиссар полка батальонный комиссар Н. А. Верховец собрали в штабную землянку летный состав.

— Давайте посоветуемся, как помочь пехоте.

Встал с деревянной скамейки капитан М. Асташкин, громко произнес:

— Только одно решение должно быть принято: ударить по врагу! И как можно скорее.

— Хорошо. Я так и думал. Спасибо, Михаил Егорович! – сказал Л. Шестаков.

Двенадцать истребителей с грузом бомб вылетели к Днестру. Их вел М. Асташкин.

— Это был страшный бой,-вспоминает В. Бондаренко.- Штурмовка началась под беспрерывным ожесточенным зенитным огнем противника. В воздухе не было, как казалось летчикам, ни единого метра пространства, где бы не рвались снаряды. Небо прошивали полосы блестевших на солнце трасс. Грохот артиллерии был- слышен сквозь рокот моторов. Даже у самого отважного человека могло дрогнуть сердце от нервного перенапряжения. Но летчики 69-го полка не дрогнули и продолжали свою боевую работу в этом пекле. Шесть раз заходили наши смельчаки на вражеские позиции, круша технику и уничтожая живую силу. И мужество русских парней победило: они остановили врага, заставили попятиться…

На груди у М. Е. Асташкина засиял орден Красного Знамени .

…Горела и стонала земля Одессы. Небо чернело от вражеских самолетов, шедших волна за волной.

Тяжело было.

Но с наступлением рассвета опять поднимались в приморское небо наши соколы и дрались, дрались, гибли и побеждали. 11 августа полк поднялся в воздух во главе с командиром майором Львом Шестаковым. Нужно было нанести штурмовой удар по вражеским войскам в районе Катаржино.

Восемнадцать самолетов сбросили 36 50-килограммовых фугасно-осколочных бомб. Над войсками противника поднялись столбы огня и дыма. Сотни вражеских солдат и офицеров были уничтожены, исковеркана их техника.

Возвращаясь на базу, наши летчики встретили 12 “мессершмиттов”.

— Атакуем врага! – скомандовал Шестаков. Михаил Леташкин со своей восьмеркой последовал за командиром.

Завязалась вертикально-горизонтальная карусель. Небо сверлили огненные следы от трассирующих снарядов и пуль. Задымили форсированные моторы. Девять вражеских асов были сбиты мастерами меткого огня Л. Шестаковым, М. Асташкиным, С. Куницей, А. Череватенко, П. Полозом, А. Елохиным, В. Серогодским, А. Алелюхиным .

…Пехота противника, поддержанная танками и артиллерией, потеснила наши войска в районе Красноселки.

Капитан Леташкин поднялся в воздух во главе 12 краснозвездных машин. Оставив звено старшего лейтенанта Стежко патрулировать над целью, капитан приказал:

— За мной, в атаку!

Сбросили бомбы. Потом еще заход. Красноселки были очищены от врага.

— Этот бой – месть врагу за смерть комиссара Пискунова,-сказал капитан Асташкин, вытирая пот с разгоряченного лица.

… Михаил Егорович: рвался в каждый боевой полет. Летчики эскадрильи удивились выносливости своего командира, говорили:

— Когда отдыхает он? Всегда бодр, аккуратен, чисто выбрит, устремлен на борьбу с врагом.

…14 сентября в районе Одессы разгорелся ожесточенный воздушный бой с превосходившими силами противника. На каждого нашего летчика приходилось по пять-шесть вражеских машин.

Бросившись со своей группой на колонну “Юнкерсов- 88”, Михаил Леташкин с первой атаки поджег камуфлированную махину. Горя и рассыпаясь на части, “юнкере” понесся к земле…

— Бейте бомберов – кричал по радио Михаил Егорович:, приближаясь к другому фашисту…

Два “мессера” одновременно атаковали Михаила Асташкина сзади, сверху…

— Командир убит! — сообщил по радио лейтенант Василий Серогодский. – В атаку за смерть Михаила! За Мишу!

Боевые друзья жестоко мстили врагу за гибель своих товарищей. Только за время обороны Одессы 69-й авиаполк совершил 6600 боевых вылетов, летчики провели 575 воздушных боев, сбили 124 самолета.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий

  1. София

    Лично я испытываю невероятный трепет, когда просматриваю такие публикации

    Ответить
  2. Владимир

    коммисарская агитка из Красной звезды: до 44 года было полное господство люфтваффе в небе СССР

    Ответить
    1. Иосиф

      Дурень

      Ответить
  3. Сергей

    А ты там был? Хорошо пиздеть на диване. А героям низкий поклон,и вечная память!.

    Ответить