Тревожные дни

Тревожные дни

22 июня. 4.00. В Полярном раздался раскатистый гул взрывов: немецкие самолеты сбросили в районе города бомбы. Вражеская авиация совершила налеты на Мурманск и Кандалакшу.

Боевая тревога не застала североморцев врасплох, все находились на своих постах.

В первое утро войны гитлеровцы сбросили бомбы по всей линии фронта от Баренцева до Черного моря, от Полярного до Севастополя.

К вечеру 22 июня надводные корабли рассредоточились в губах Кольского залива. Несколько подводных лодок, получив приказы, отправились в дальний боевой поход. Щ-421 и Щ-401 под командованием Н. А. Лунина и А. Е. Моисеева вышли на боевые позиции в районе Варангер-фиорда искать транспорты и боевые корабли противника.

В этот же район вышла в дозор подводная лодка М-176 под командованием И. Л. Бондаревича. Через день в район мыса Нордкин ушла Д-З.

Охрана морских путей к Архангельску возлагалась на Беломорскую военно-морскую базу. В горло Белого моря были направлены подводные лодки Щ-403 и Щ-404.

Свой боевой счет Северный флот открыл в первый же день войны. Эту победу одержала 221-я батарея, самая правофланговая батарея нашей страны. Командовал ею старший лейтенант Павел Космачев. Батарея находилась на западном побережье полуострова Среднего. Она контролировала вход из Баренцева моря в бухту Линахамари, в порт Петсамо (Печенга).

Первая встреча с врагом произошла 17 июня. Артиллеристы засекли немецкий самолет-разведчик. Через день в 29 кабельтовых от берега, в наших территориальных водах, показался тральщик под финским флагом. С него на остров Хейно-Саари высадились 23 солдата. Поздно вечером 21 июня у противоположного берега был замечен вражеский тральщик. Старший лейтенант Космачев приказал открыть огонь. Снаряды первых трех залпов легли рядом с кораблем.

Тревожные дни

Артиллеристы ликовали. На их глазах волны выбросили подбитый тральщик на берег. О первой победе немедленно доложили в штаб флота.

Так началась на Севере война. Ответственные задачи встали перед Северным флотом: Верховное главнокомандование поручило морякам прикрывать фланг Красной Армии от возможных десантов противника и ударов его кораблей, защищать свои морские коммуникации. Кроме этого, надо постоянно, изо дня в день, наносить сокрушительные удары по врагу на его коммуникациях, сковывать инициативу, срывать морские транспортные перевозки из Германии на север Норвегии и Финляндии.

Первую неделю гитлеровцы не предпринимали активных действий на суше. Все было отдано на откуп авиации. Но с каждым днем над Кольской землей появлялось все больше фашистских самолетов. Одни шли на разведку, другие — на бомбежку. Немецкие бомбардировщики неоднократно пытались прорваться к Мурманску и Полярному. Но на их пути каждый раз вставал ураганный огонь зенитной артиллерии, преграждая путь в глубь полуострова.

На второй день войны в пять часов утра на Полярный налетели вражеские самолеты. Едва первый самолет показался из-за облаков, его заметили дальномерщики Доронин, Самсонов и Малюта. Залп, другой…

У фашистского летчика не выдержали нервы, и он поспешил повернуть машину назад. Через несколько секунд показались еще три самолета, но и они тотчас убрались подальше от заградительного огня зениток.

Однако враг не унимался. Вечером в Полярном снова была объявлена воздушная тревога. Прокравшись в облаках, «Хейнкель-111» вынырнул неожиданно в пятистах метрах от места расположения батареи старшего лейтенанта В. 3. Стебенева. Он шел на высоте 400 метров. Тотчас же послышалась команда:

— Батарея, к бою!

Самолет приближался быстро, некогда было ждать показаний приборов. Стебенев на глаз определил скорость гитлеровской машины.

— За Родину, огонь!

Последовало несколько залпов. Самолет скрылся, но ненадолго. Через несколько минут он сделал заход на батарею с другой стороны. Но зенитчики разгадали этот маневр. Залп! Самолет камнем полетел вниз.

В тот день повела счет сбитых немецких самолетов и батарея старшего лейтенанта А. И. Казарина. А днем позже свое грозное слово сказали североморские летчики.

24 июня командир эскадрильи 72-го смешанного авиационного полка старший лейтенант Б. Ф. Сафонов очень рано появился на аэродроме. Взревел мотор. Ястребок свечой пошел вверх. Там, высоко за облаками воровски пробирался к Полярному фашистский бомбардировщик со смертоносным грузом. Немецкий

Дважды Герой Советского Союза коммунист Сафонов Борис Феоктистович. летчик, не ожидавший встречи с советским истребителем, попутался уйти, но это ему не удалось.

Мастерским маневром Сафонов отрезал путь к бегству, а затем зашел в хвост бомбардировщику. Первым же выстрелом североморский летчик повредил «Хейнкель-111». Из кабины Сафонов видел, как дымящийся бомбардировщик упал в море, в районе бухты Зеленцы.

Экипажи кораблей, наблюдавшие с моря за воздушным боем, криками «ура!» приветствовали победу Бориса Сафонова. Газета Северного флота «Краснофлотец», сообщая на следующий день о первом воздушном бое в Заполярье, обратилась к североморцам с призывом: «Бейте фашистов, как летчик Сафонов!».

Большую помощь морякам и пехотинцам оказывали летчики 118-го морского разведывательного авиационного полка. Они вели воздушную разведку в Баренцевом море, вдоль Мурманского побережья, северного побережья Финляндии и Норвегии, искали и уничтожали вражеские подводные лодки на подходах к нашим базам. В ночное время летчики бомбили фашистские порты и аэродромы.

Первым на разведку в тыл противника вылетел старший лейтенант А. А. Баштырков. Командир полка поручил опытному летчику сфотографировать базы на северном побережье Финляндии и Норвегии и доставить данные о передвижении вражеских кораблей. Особое внимание разведчика было обращено на районы Киркенеса и Варде. Вслед за Баштырковым в воздух поднялся его ведомый лейтенант Н. С. Кириллов. Через три часа оба самолета благополучно возвратились на свой аэродром, отлично выполнив задание: летчики обнаружили транспорты, шедшие с запада на восток в охранении сторожевых кораблей и эсминцев. А вскоре на глубокую разведку во вражеский тыл стали вылетать полковые товарищи Баштыркова.

26 июня батарея Космачева одержала вторую победу. Рано утром из Печенги вышел немецкий катер. Артиллеристы, подготовив орудия, выжидали момент, когда корабль приблизится к берегу. И вот с позиции батареи полетели снаряды. На пристрелку потребовалось всего два снаряда. После первого залпа катер разлетелся на куски.

28 июня 221-я батарея вела трудный бой с фашистской авиацией.

Стоявший на вахте краснофлотец Лебедев по телефону доложил командиру:

— Вижу самолеты противника. Курс на батарею!

Тридцать черных свастик висело в воздухе, над батареей. В это же время в море показался вражеский транспорт. Тридцать минут беспрерывной бомбежки. Однако и под градом снарядов артиллеристы продолжали вести огонь по транспорту, который пытался проскочить под прикрытием дымовой завесы и самолетов.

Услышав приказ командира занять боевые посты, младший сержант А. М. Покатаев бросился на огневую позицию, увлекая за собой весь орудийный расчет. Сержант И. Ф. Афонин во время обстрела исправил повреждение и восстановил связь.

Трудно было батарейцам. Из строя вышло первое орудие, на втором загорелась снарядная ниша. Оглушенные взрывной волной, артиллеристы продолжали стрелять и одновременно исправляли поврежденные орудия. Транспорт противника не смог пройти в Печенгу.

Народный комиссар Военно-Морского Флота СССР Н. Г. Кузнецов поздравил личный состав батареи с победой и объявил ему благодарность. Газета «Краснофлотец» опубликовала передовую статью «Бить врага по-космачевски!»

«Краснофлотцы и командиры батареи, — писала газета, — воспитаны в духе железной воинской дисциплины. Велик авторитет старшего лейтенанта Космачева. Его приказы и распоряжения всегда выполняются быстро и в срок. Ничто, даже угроза смерти, не смогло заставить славных артиллеристов отступить от выполнения приказа командира».

Боевые действия начали корабли-ветераны Северного флота. 23 июня с эсминца «Урицкий» прозвучали первые выстрелы. Зенитные пушки старшин 1-й статьи Андрея Шляхова и Николая Суханова разогнали вражеские самолеты, кружившие над Кольским заливом. 25 июня с первым боевым заданием вышел в Мотовский залив эскадренный миноносец «Валериан Куйбышев». Он конвоировал транспорты «Кузбасс» и «Колхозник».

28 июня «Валериан Куйбышев» сопровождал в Териберку транспорт «Моссовет». У острова Малый Олений самолет противника сбросил на эсминец две бомбы и обстрелял из пулемета транспорт. Но корабельные артиллеристы сумели отбить воздушную атаку врага.

Это были первые бои моряков-североморцев с фашистами. О боевых успехах защитников Заполярья систематически рассказывала на своих страницах флотская газета. Партийные и комсомольские организации широко пропагандировали опыт лучших воинов, воспитывали у личного состава кораблей и частей твердую веру в победу над врагом.

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий