В осажденном городе побывал официальный представитель США

В осажденном городе побывал официальный представитель США

Немалую роль сыграл личный пример командного состава 454-го ЗАП, в первую очередь командующего зенитной артиллерией Грозненского дивизионного района ПВО полковника В. Бахирова, начальника оперативной группы капитана В. Годуна (ныне генерал-лейтенант запаса), начальника штаба полка капитана А. И. Петрикова, командиров дивизионов и батарей.

Большое мужество и героизм проявили в этих боях летчики 45-го истребительного авиационного полка под командованием майора Ибрагима Магометовича Дзусова (впоследствии он был удостоен высокого звания Героя Советского Союза), вскоре назначенного командиром 9-й гвардейской истребительной авиационной дивизии. В этой дивизии 36 летчиков стали Героями Советского Союза, в их числе известные в стране летчики — Покрышкин, братья Глинки, Речкалов, Клубов, Левицкий, Голубев к многие другие.

Самоотверженно сражался здесь и летчик-штурмовик 7-го гвардейского штурмового полка лейтенант В. С. Зангиев. Бывший командующий войсками Закавказского фронта генерал армии И. В.. Тюленев писал о нем: «Героически защищал родную землю летчик-штурмовик осетин Владимир Зангиев, о необычайной, удивительной судьбе которого ходили легенды». В воздушном бою над Хаталдоном он сбил два фашистских истребителя, В этом бою его самолет также был сбит.

5 ноября 1942 г. наступательный порыв противника иссяк.. Ни на один метр враг не мог продвинуться, потому что на всем протяжении фронта 9-й и 37-й армии ни один советский солдат ни на один метр не хотел отходить. На этой огненной черте, изрыгавшей на врага смертоносную лавину пуль, снарядов, мин и залпов «Катюш», фашисты были остановлены. С этого рубежа Славы советской солдатской славы — началось изгнание фашистских захватчиков из Северной Осетии, со всей территории нашей великой Родины.

Беспримерное мужество и отвагу проявили бойцы и гражданское население при обороне г. Орджоникидзе. Писатель- фронтовик, П. А. Павленко отмечал: «Оборона города Орджоникидзе являет собой образец мужества, выдержки и организованности! Честь и слава вам, граждане города Орджоникидзе! Вы победили врага у границ города, но вы были готовы встретить его, если бы пришлось, и на улицах, на площадях, в домах. Бессмертный пример Сталинграда вдохновлял вас на борьбу, из которой мог быть один выход — Победа».

Душою обороны г. Орджоникидзе были коммунисты. В Москве в Музее пограничных войск хранится клочок обгоревших обоев с едва прочитывающимися словами: «Протокол общего партийного собрания заставы №12 от 4 ноября 1942 г.» Этот протокол был написан в одном из дотов на подступах к г. Орджоникидзе. В доте находились четыре красноармейца — коммунисты Георгий Михеев, Павел Куприянов, комсомолец Иван Величко и беспартийный Федор Алтунин. Более четырех суток отважные воины отражали непрерывные атаки врага. Во время короткой передышки сержант Алтунин обратился к коммунистам с просьбой принять его в партию.

Состоялось необычное партийное собрание. Для ведения протокола нашелся огрызок карандаша и клочок обгоревших обоев. Враг не смог сломить сопротивление отважной четверки. Подразделения 26-то пограничного полка, отразив натиск гитлеровцев, освободили храбрецов. Вокруг дота было обнаружено сорок два вражеских трупа. Алтунин, Куприянов, Михеев и посмертно Величко были награждены орденами Ленина. Коммунисты части утвердили протокол партийного собрания, проведенного во время боя.

В осажденном городе побывал официальный представитель США, бывший министр обороны США генерал Патрик Хэрли, которому к октябрю 1942 г. было уже 70 лет. Он участвовал в боях против японцев на Тихом океане, где был ранен в голову. Хэрли весьма интересовался всеми вопросами жизни и деятельности войск, организацией обороны и вооружением.

В осажденном городе побывал официальный представитель США

В частности, его интересовали моральное состояние наших войск, политический кругозор воинов Красной Армии. Во второй день своего пребывания генерал Хэрли изъявил желание посетить один-два полка, размещенных в г. Орджоникидзе. Решили ему показать 25-й и 34-й стрелковые полки. Сопровождал его начальник политотдела Орджоникидзевской дивизии НКВД полковник Кириллов.

В одном из артиллерийских дотов он обратился к одному из сержантов: «Еще немного подождите и мы вам дадим хорошие пушки». На это сержант ответил: «Спасибо, но мы обойдемся лучше своими пушками, русская артиллерия всегда была лучше. У нас пушки отличные. Вы бы лучше открыли второй фронт на Западе и заставили немцев воевать на два фронта». Хэрли уточнил: «Значит, оружие Вам ненужно присылать?», на что сержант заметил: «Обойдемся своим, советских оружием, а немецкую армию мы разобьем наголову. Вы еще будете живым свидетелем как все это произойдет». В итоге Хэрли резюмировал: «У вас каждый солдат политик».

Побывал американский представитель в некоторых частях, дислоцированных по Военно-Грузинской дороге. В Дарьяльском ущелье остановились у Камня Ермолова, в котором были выдолблены амбразуры и установлены 3 орудия, ниши для снарядов, укрытия для 40 автоматчиков с амбразурами, а наверху была сделана площадка для зенитно-пулеметных установок. Хэрли и сопровождающих его лиц поразила сама идея использования в целях обороны Военно-Грузинской дороги этого огромного камня, а также само сооружение. Прощаясь с воинами 34-го мсп, генерал Хэрли воскликнул: «За встречу в Токио!», но присутствующие при этом артиллеристы, автоматчики и стрелки дружно ему ответили: «За встречу в Берлине!», пожелание Хэрли было недипломатичным, так как СССР не находился в состоянии войны с Японией. Гостя и его спутников удивила высокая политическая ориентация наших советских воинов.

Через день Орджоникидзевский городской комитет обороны и командование гарнизона устроили для гостей из США прием-обед. Генералу Хэрли была вручена осетинская бурка и шапка. Гости заявили, что они имели возможность убедиться в силе и мощи Красной Армии, все ее способности не только остановить, но и разбить врага. На это им было замечено, что союзники не спешат с оказанием военной помощи СССР и даже в тот критический период битвы за Кавказ прекратили свои поставки по лендлизу. Руководители республики обратились к генералу Хэрли с просьбой содействовать ускорению поставок материалов в Советский Союз и открытию второго фронта. Генерал обещал, что по приезду в США, отправится в Вашингтон и, надев подаренную ему бурку, пойдет на доклад к президенту США Рузвельту.

Ход военных действий под г. Орджоникидзе, как и под Сталинградом находился в поле зрения союзников. Не случайно премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль в своем личном и секретном послании И. В. Сталину от 5 ноября 1942 г. ПРОСИЛ его: «Я был бы рад узнать от Вас, как Ваши дела на Кавказе». На что Сталин 8 ноября 1942 г. писал: «Положение на нашем Кавказском фронте несколько ухудшилось в сравнении с положением в октябре. Немцам удалось захватить г. Нальчик и подойти к Владикавказу, где идут сейчас большие бои».

Но эти большие бои достигли своего апогея 5 ноября, когда противник под г. Орджоникидзе был остановлен, более того, вынужден был отказаться от наступательных действий. Так, закончился первый этап Нальчикско-Орджоникидзевской оборонительной операции,

Исходя из сложившейся оперативной обстановки, командующий войсками Закавказского фронта генерал армии И. В. Тюленев принял решение нанести контрудар. К решительному сопротивлению готовился и противник. Накануне штаб 1-й танковой армии получил приказ фюрера, в котором говорилось: «…на всем Восточном фронте в русский революционный праздник 7 ноября следует ожидать крупных наступательных операций, фюрер выражает надежду, что войска будут защищать каждую пядь земли до последнего человека».

Оцените статью
Исторический документ
Добавить комментарий